Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS

Понедельник, 08.03.2021, 05:54
Форма входа
Логин:
Пароль:
Меню сайта
Категории раздела
История бригады [6]
Наши герои [7]
Дела ветеранские [4]
Вспомним, ребята, мы Афганистан... [16]
Творчество ветеранов [14]
Общение
  • Третий тост

    (если в заголовке фотографии после фамилии не указано подразделение - значит нужна Ваша помощь в выяснении этого вопроса)

  • Пропавшие без вести
  • Послевоенные потери
  • Поиск
    Теги
    книга памяти 1980 книга памяти 1984 разведрота книга памяти 1986 2 мсб книга памяти 1982 15 февраля 5 мср Книга Памяти 1985 упр. и штаб Асадабад Бар-Кандай 1 мсб 1980 год 1983 год 2 тр Одесса 2011 год 1978 год 1979 год 1 габатр 3 тр 2 минбатр 1 тр 1985 год 1984 год 1982 год 1988 год 1986 год 1987 год Огнемётный взвод 8 мср 2 мср взвод связи 1 мсб книга памяти 1981 дшб разведвзвод 1 мсб 1981 год 3 дшр 3 мср книга памяти ПОСЛЕ АФГАНА 6 мср 4 мср Рота связи САБ дшб 9 мср 2 габатр взвод связи 3 мсб 1 минбатр ПТБ разведвзвод дшб 3 мсб 7 мср 1 дшр книга памяти 1987 2 дшр книга памяти 1983 ГРВ 3 мсб взвод связи 2 мсб взвод связи дшб ЗРабатр ГРВ дшб 66-я бригада ТБ ежегодная встреча 3 габатр 12-я встреча АДН Партизан 2тр Реабатр 1980 1980год 1981год 3 минбатр ремрота хара 1 мср иср Комбриг санчасть медрота ЗРВ 1 мсб 191 ОМСП. РМО разведвзвод 3 мсб 2000 год Встреча Мценск 2012 встреча Москва. 1 дшв встреча г.Орел книга памяти 1988 3 мсв 1-3 марта 2013 Мценск 2014 год послевоенные потери
    Главная » Статьи » Вспомним, ребята, мы Афганистан...

    Бар-Кандай. Воспоминания командира роты.
    После недельного ожидания на пересылке в Ташкенте, получения дюжины прививок и всевозможных инструктажей, в ИЛ-76, где из-за обилия людей и чемоданов можно дышать только через раз, мы приземляемся в аэропорту Кабула.
      Вопреки моим ожиданиям увидеть аэропорт с его привычными атрибутами и службами, он жил какой-то своей жизнью. С одной полосы умудрялись взлетать пассажирские самолеты и МИГи, вертолеты, казалось, летали вообще вдоль и поперек полосы, машины и БТРы тоже носились по взлётке, считая ее своей.
      Нас отвели в палаточный городок посреди аэродрома. Пока я искал, в каком бы углу пристроить свои вещи, объявили мою фамилию, и вот я уже в МИ-6, который летит в Джелалабад.
      Что меня поразило даже больше, чем Кабульский аэродром, так это жара. Она была нестерпимой даже для меня, хотя я закончил Алма-Атинское ВОКУ и служил в Панфилове, который из-за своих климатических условий в шутку называли Бомбеем. 25км бешеной гонки из-за возможного обстрела - и я в штабе 66 омсбр.
      На следующее утро ко мне подошел прапорщик Кудряшов, представился командиром ПГВ 5мср и сказал, что через час идет колона в Асадабад. Или можно завтра вертушками. Он испытующе посмотрел на меня… Мы взяли вещи, и пошли к месту стоянки колоны.
      В Асадабад, после двух подрывов и одного боестолкновения, мы приехали в 2 часа ночи. Впечатлений от дороги было хоть отбавляй. Я не раз вспомнил газету «Красная Звезда», в которой неустанно говорилось о помощи афганскому народу в строительстве дорог, зданий и о выполнении учебно-боевых задач подразделениями войск ограниченного контингента.
      В штабе батальона я представился командиру батальона ст. л-ту Ертаеву Б.Е. Он просто, без церемоний и пафоса сказал, - Иди в роту, завтра разберемся.
      Утром меня представили личному составу роты. Как водится в этих случаях, кто-то принимает новых нормально, кто-то начинает проверять твою реакцию на различные выпады и подколки. Мне в этом смысле сильно повезло. Большую помощь в становлении меня как командира оказали замполит роты Рыбак Александр Михайлович и командир 3мсв Григорян Завен Мурадович (с ним мы вместе заканчивали училище).
      О замполите надо сказать особо. Дело в том, что я ни когда не питал особой симпатии к их кафедре, и не всегда в том была их вина как людей, но система, которую они обслуживали, не вызывала восторга ни у одного командира. Так вот, с Рыбаком все было наоборот - не знаю чем, но он притягивал к себе, вроде и не прилагая к этому каких-то специальных усилий, говорил просто, не разбрасываясь высокопарными словами и эпитетами, но мог последствия расстегнутого подворотничка вывести на уровень измены. К моменту моего прибытия он тоже ждал замену, но на любую проблему мог найти решение, не вставая с кровати. Думаю, кто знал его, прочитав эти строки, не станет оспаривать мои утверждения.
      Шестого июня 81 года 2мсб в составе 66омсбр (без 3мсб, он стоял в Митерламе) пошел в ущелье Печ-Дара. В Бар-Кандае (50км от Асадабада) и в Нангаламе (70км) были разбиты и разбежались два афганских горнопехотных полка, афганскую колону, которая шла на выручку этих полков, в районе кишлака Даргай вояки бросили и наши вертушки сожгли ее, чтобы ее содержимое не досталась душманам. ДШБ вертушками забросили в глубь ущелья в район Нангалама (тактический замысел операции описываю по той информации, которая доводилась до командиров моего уровня).
      1мсб без техники шел по правому берегу р. Печ-Дара, 2мсб с бригадными подразделениями и бронегруппой - по левому, где проходила дорога, две роты шли по горам, а 6мср с ИСР бригады одновременно восстанавливала дорогу, которая была основательно повреждена размывами и обвалами. Почти каждой попытке восстановления дороги предшествовал обстрел саперов и команд, выделенных на эти мероприятия, и не всегда такие эпизоды обходились без потерь. Самое неприятное, что начинались они внезапно, были скоротечны , несколько выстрелов - и опять тишина, чувство невозможности отмщения вызывало приступы психоза и на любой выстрел противника мы отвечали шквалом огня, причем направление и его эффективность ни кого не волновали.
      Если кто-то задумывался о самых рискованных профессиях на той войне, то, по моему мнению, это не летчики и спецназовцы, а простые саперы. Идет он со своей собачкой впереди всех, без всякого прикрытия и даже не имея возможности посмотреть в ту сторону, откуда в него стрелять собираются, и если даже сразу не убьют, то лежать на дороге, где справа скала, а слева пропасть - удовольствие сомнительное. Я всегда с благодарностью и восхищением вспоминаю об этих пацанах, не раз видел, как они не пили воду сами, пока не напоят своих собак, а кому известно, что такое жажда, могут это оценить. Это сейчас привычно видеть собак при поиске людей под развалинами и под лавинами, а тогда, когда столкнулись с безоболочными минами, которые не имеют металлических частей, которые не берут миноискатели, а применение танков с тралами невозможно, только в собаках и спасение.
      К исходу вторых суток 2мсб вышел в район разбитой колоны. Это было широкое горное плато, можно сказать долина, и заканчивалась она узкой дорогой, где справа скала, а слева пропасть. До Бар-Кандая оставалось что-то около 15км. С вечера комбат Ертаев как всегда подвел итоги дня и поставил задачи на следующий день.
      Утром душманы дали втянуться колонне в долину и подбили головную машину 4мср. И вот тогда мы все примерили шкуру саперов.
      Духи плотным огнем не давали в буквальном смысле поднять головы, и сделать что-либо было практически невозможно, артиллерия в колоне, площадок для развертывания орудий нет, на позициях пригодных для ведения огня всего несколько единиц бронетехники, танки на операцию не привлекались по причине непроходимости дорог. Через пару часов попробовали накрыть горы огнем БМ-21 (ГРАД), находящихся на огневых позициях в Асадабаде. Но стрельба на предельной дальности дала такое рассеивание, что мы уж точно оценили огневую мощь Града практически на себе. Еще часа через два пришли вертушки из Джелалабада и пока пара утюжит горы у нас есть возможность двигаться. К исходу третьих суток бригада остановилась на ночь, не дойдя до Бар-Кандая буквально 3-4 км. Отделение управления 5мср разместилось на ночь в брошенном доме, солдаты притащили мне плетеную из тростника кровать и афганское одеяло. Проснулся часа через два от нестерпимого зуда. Сняв маскхалат, я увидел на теле плотный слой блох. По совету командира отделения управления Надырова Славы натерся соляркой, блохи отступили.
      Часов в пять утра мы начали движение вперед, и вскоре внизу показался Бар-Кандай. Вероятно от близости предстоящего отдыха или от того, что вообще, как правило, на третий-четвертый день операции, если нет отдыха, становится все по фигу, я пошел по тропе, хотя всегда старались по тропам не ходить. Остановился справить нужду и уже собрался идти дальше, но окрик Надырова – «Командир, стоять!» остановил меня. В полушаге от ноги поперек тропы стояла растяжка. Потом таких вокруг Бар-Кандая мы сняли не один десяток, это нам по наследству оставил разбежавшейся афганский полк.
      Рота была оставлена в Бар-Кандае, а бригада ушла дальше в Нангалам, через неделю бригада вернулась обратно. В Нангаламе была оставлена 4мср, командир роты капитан Кондратьев Слава. Меня вызвал командир бригады полковник Смирнов Олег Евгеньевич, он был еще командиром 186мсп в Алма-Ате, и поставил задачу - 5мср со 2габатр (ком. батареи к-н Нимыч Дима), взводом 2минбатр (два 120мм и 82мм миномет «Василек», ком. взвода Жонкин Александр), две КШМ роты связи, тягач БТС4 рем. роты, во взаимодействии с афганским горно-пехотным батальоном и ротой Царандой (милиция), не допустить продвижения бандформирований по ущелью.
      Не мне судить о замысле и целях той операции, но очень скоро выяснилось, что батальон в оставшемся составе не может решать каких бы то ни было боевых задач, да и в 4мср желтуха и малярия менее чем за месяц вывела из строя около 40% личного состава. Через месяц было принято решение, и 4мср из Нангалама вывели обратно в Асадабад, оставив нашей роте две неисправные машины с экипажами. У одной из них не хватало опорного катка и дыра от подрыва в днище была закрыта фанерой. В последующем мы ее разобрали на запчасти.
      Думаю, картина нарисованная мной, многим понятна - брошенный кишлак в горах, до батальона 50км, полное отсутствие дорог, снабжение только вертолетами, которые летом на борт больше 400кг груза не брали, а в твоем распоряжении то, что я указал выше.
      Вначале никто не говорил, на какое время нас оставили. Наверное, никто и не знал. Мы расположились на поле в долине, выставив на угрожаемые направления в горы по взводу, которые менялись через неделю, поставили палатки. Душманы очень скоро подправили нас в этом вопросе, устраивая нам вечернюю проверку ежедневными обстрелами, и мы полностью закопались в землю. Можно было с КП роты пройти по всем подразделениям, включая приданные, не появляясь на поверхности.
      На душманские обстрелы как могли, так и огрызались, но постепенно снабжение боеприпасами, горючим и продуктами пришло к такому положению, что мы с вертолетов сливали керосин ( когда конечно разрешали летчики , взамен на рыбу , которую глушили в Печдаре, или на виноград). Если на стрелковое вооружение боеприпасы еще были, то со снарядами и минами положение было действительно бедственным - ящик с двумя снарядами к гаубице весит около 100 кг, мины тоже около этого. Я уже писал, что брали вертушки. С помощью афганцев восстановили водяную мельницу, там мололи пшеницу, которую находили в брошенном кишлаке, и пекли сначала лепешки, а потом сложили русскую печь и пекли нормальный хлеб. Но, тем не менее, жили откровенно впроголодь. Зимой, когда из-за погоды вертолеты не летали, по полмесяца была одна пшеница. Думаю, кто служил в то время в Бар-Кандае, этого не забыл.
      Недавно прочитал в интернете повесть, не помню автора, называется «Сектор обстрела». Там есть пару строк про Бар-Кандай того периода. Автор немного сгустил краски, но, в общем-то, картина реальная. Минометные обстрелы духов были всегда под вечер (видимо перед вечерним намазом) и скоротечны - 8-10 минут 82мм миномета, потом через некоторое время из стрелкового оружия с противоположного берега, и опять тишина. Несколько раз у нас получалось обнаружить снайперов и артиллеристы удачно накрыли их. Потом выяснилось, что это были жители соседнего кишлака (хотя и без выяснений было понятно, что пострелять по нам из Пакистана не пойдут). Я пригласил стариков из этого кишлака, посидели, поговорили, попили чай, в очередной раз заверили в лояльности друг друга. Потом подвели их к 122-мм гаубице, в прицел показал дом одного из них и сказал, что при следующем обстреле первый выстрел будет туда, куда сейчас наведено орудие. Да, можно сказать, что это противоречит правилам ведения войны, но кто их там соблюдал! А вот эффект это дало не малый - месяца на два мы забыли про обстрелы. Правда потом они, чтобы отвести удар от себя, предупредили нас ,что пришли люди из Пакистана и их они не послушают, будут стрелять по нам. Я, конечно, не стал стрелять по кишлаку, но уверен, что это предупреждение было просто хитростью с их стороны.
      После начала этих обстрелов нам придали группу разведывательной роты со специальными средствами. Их называли Рота СС. Они ставили аппаратуру с датчиками на сейсмоколебания почвы (в последующем на этой основе была сделана система ОХОТА с выпрыгивающими минами), а тогда они просто в определенных местах привязанных к огню артиллерии на тропах устанавливали аппаратуру, включающую передатчик, блок питания и антенное устройство. При прохождении кого-либо в этой зоне шел сигнал на дежурное орудие, заранее подготовленное для стрельбы по данному участку. Иногда огонь открывался по коровам или ишакам, но нас стали бояться, и обходили стороной. Батарей в блоках питания хватало на 3 месяца, и мы постоянно устанавливали их в новых местах. Да и ставились они на неизвлекаемость, поэтому попытки местного населения полюбопытствовать , что за антенна торчит в камнях, приводили к гибели любопытствующих.
      Через ущелье был выход в провинцию Нуристан. По словам афганцев, Александр Македонский во времена индийского похода в этих местах оставил больных и раненых, они впоследствии смешались с местными жителями и образовали эту народность. Не берусь оспаривать историческую достоверность данного факта , но то, что они внешне отличаются от местных - это точно (кудрявые рыжие волосы и голубые глаза). Но что совершенно точно, так это то, что наши войска в свою провинцию они не пустили взамен на обещание не пускать туда и душманов. Насколько мне известно, это обеими сторонами выполнялось. Снабжение ох оружием происходило через нас – передавали, естественно, советники, но предварительно оно складировалось в нашей роте. Честно говоря, вид и поведение нуристанцев вызывали у нас уважение и радость, что они не воевали против нас.
      К осени 1982 года положение роты в связи с недопоставками материальных средств резко ухудшилось. Лётчики отказывались летать, так как посадку осуществить можно было только из положения зависания (т.е. по-вертолётному), во время снижения участились обстрелы, а однажды были обстреляны вертолеты во время разгрузки.
      Минуя все запреты, я был вынужден выйти на связь с начальником штаба 40 армии. Вкратце обрисовал ему обстановку, он затребовал чтобы я указал координаты роты. Когда мы с ним определились по месту положения роты, он сказал, - Понял, вы у нас значитесь, как рота смертников. Сейчас что-нибудь придумаем.
      Где-то часа через полтора над ротой появилось 6 ГРАЧЕЙ. СУ-24 встали в карусель и по очереди обрабатывали все подряд на расстоянии 500м от расположения роты, которое мы обозначили сигнальными дымами. После этой акции обстрелы на какое-то время прекратились.
      К тому времени роту называли и дисбатом, и ротой смертников. Меня Ертаев называл не иначе как князь Бар-Кандайский. Командование бригады время от времени направляло в роту провинившихся в чем –либо солдат и сержантов на исправление или для устрашения. Так в роте появился сержант Поксяев Сергей Иванович (в последующем пропавший без вести). Как он мне объяснил - за то, что взял из запасов комбрига бутылку спиртного (он служил в разведроте и был в охране комбрига). Сержант так пришелся ко двору, что по моему ходатайству его не стали лишать звания и он был назначен на должность командира отделения. Таким же путем в роте стал служить механик-водитель Писика Валерий. Немного о нем.
      Второго ноября, как обычно, вертолеты после разгрузки ушли на Асадабад и через 10мин после отлета мне поступил приказ от командира батальона эвакуировать экипаж вертолета сбитого в 8км от Бар-Кандая. Немедленно на 5 БМП я с 1мсв(командир Марченко С.И.) выдви- нулись в указанный район. На самом деле нам пришлось проехать 13км, и мы оказались в той долине, которую я описывал ранее. Когда мы вошли в долину, я увидел , что колону БМП догоняет ЗИЛ-131 гаубичной батареи и ГАЗ-66 (Василек). Разбираться было некогда, почему они оказались здесь. На противоположном берегу лежал вертолет МИ-8МТ, а над нами кружил второй из пары. К счастью, мостик в одно бревно, коих было много в тех местах, через Печдару мы обнаружили быстро, и он был не далеко. Приказав ст. л-ту Марченко С.И. развернуть колону в обратном направлении и при необходимости быть готовым поддержать огнем БМП эвакуацию экипажа, я с двумя отделениями переправился к вертолету. По счастливой случайности все члены экипажа и пассажиры были живы и могли самостоятельно передвигаться. После согласования летчиков со своим командованием, мы подожгли вертолет. Второй подсел и забрал экипаж. Я попросил командира второго вертолета (не буду называть фамилию, он потом долго извинялся) покружить над нами, дать возможность переправиться, а как только колона пойдет в обратном направлении - они могут уходить. Потом он мне объяснял ,что у них было мало топлива. Может оно и так, но они ушли сходу, не набрав высоты. Видимо те, кто сбил вертолет, тоже не очень хотели их задерживать, но от души оторвались на нас. Обратно через мостик мы переправлялись 4часа. Похоже, духам этого времени основательно хватило, чтобы собраться с духом. Самое тяжелое - это было переправить раненых, а их к тому времени было двое.
      Когда мы наконец-то оказались на броне, обратный путь нам был заказан. Но самое страшное было то, что духи подожгли ЗИЛ-131, а он оказался под завязку груженный 122-мм снарядами. Они начали рваться практически посреди нашей колонны. У меня и сегодня не хватает Красноречия, чтобы описать те чувства, которые мы испытывали тогда. Пожалуй, больше всего, злость на летчиков, артиллеристов, которых сюда ни кто не звал с их ЗИЛом, ну и, в первую очередь, на душманов. Да, забыл совсем – афганцы, видя, что мы куда-то резко сорвались, на своём единственном ГАЗ-66 тоже поехали за нами, и стали причиной невозможности быстро уйти нам, т.к. их машина заглохла. А с началом стрельбы они разбежались. Нам на период этого светопреставления пришлось залечь за и под камнями, причём моя командирская машина и машина Валеры Писика оказались за рвущимся ЗИЛом.
      Вот именно тогда я впервые нос к носу столкнулся с духом. Мы с ним лежали практически за одним камнем. Опешили оба. Я услышал выстрел рядом с собой и высунулся из-за камня посмотреть, кто там. У него в руках был БУР (английская винтовка 30-х годов). Перезаряжать ему времени я не дал. Разрывы стали слабеть и я побежал к машине.
      Как только занял свое место, услышал стук железа по броне, выглянул - у машины стоял Валера. Он сказал, что у него заглохла машина (надо сказать, что в Афгане половина машин заводились с толкача). Я ему сказал, чтобы он садился на свое место, мы подъедем сзади и толкнем, но, видимо, он меня не так понял или не услышал. Когда мы подъехали носом БМП к его корме, знака о готовности из люка механика никто не подавал. Я выглянул из люка и увидел - Валера лежал перед машиной с тросом в руках. Не пойму до сих пор, зачем он брал трос. При заводке машин вообще очень редко даже в обычной обстановке пользовались тросами. Так погиб механик-водитель рядовой Писика Валерий. По штату он состоял в 4 мср.
    Категория: Вспомним, ребята, мы Афганистан... | Добавил: kunar80 (30.11.2010) | Автор: Алексей Шувахин E-mail: shuvakhin_af@mail.ru | Телефоны: Дом.: +7 383 214-70-57 ; Моб.: +7 913 912-70-57
    Просмотров: 3266 | Комментарии: 2 | Теги: Асадабад, Бар-Кандай, 5 мср | Рейтинг: 3.1/10
    Всего комментариев: 2
    2 combatnimych   [Материал]
    Посколько надвигались сумерки и учитывая сложность маршрута Асадабад-Хара, помощь была обещана только к утру. Вертолётом прилетел для общего руководства действиями группы НШ батальона капитан Трифонов. Он организовал группу (в которую вошёл и я со своей группой), которая должна выдвинуться в близрасположенные горы и занять выгодную позицию для прикрытия сверху бронегруппы до прибытия помощи из Асадабада. 
       В темноте наша группа успешно заняла намеченную высоту, на которой (на наше счастье) духов не оказалось. 
       Через некоторое время наблюдатели-мотострелки доложили, что в определённых местах ими замечено мигание огоньков. У меня, к этому времени, установилась радиосвязь с огневым взводом реактивной батареи, который располагался на огневой позиции 2-й гаубичной батареи в Асадабаде. Командир взвода ст.л-нт Милосердов сообщил мне, что он готов поддержать нас своим огнём и что у него есть снаряды М-21-ОФ (от БМ-21, с повышенной Дстр.). Согласовав это предложение с к-ном Трифоновым, я сначала наметил точку (условную цель) на карте и передал её координаты на ОП. По готовности данных для стрельбы по ней, начал пристрелку (в том числе - определения плоскости стрельбы относительно нашего НП). После трёх двойных залпов БМ, разрывы были выведены мной в район мигающих огоньков. Посчитав пристрелку упешной, дал команду на полный залп. Намеченное для огневого поражения место было накрыто сплошными вспышками и грохотом разрывов. От предложенных очередных залпов мы с Трифоновым отказались, решив, что цель у нас уже пристреляна и мы в любой момент сумеем вызвать огневое прикрытие, в случае необходимости. Решили приберечь снаряды.
      Всю прошедшую ночь духи так и не отважились напасть на колонну и на нас: может у них и не было планов расправляться с нами окончательно, а может они изменили свои планы, поняв, что у нас есть достаточно эффективное и, не менее устрашающее, огневое прикрытие, ... Об этом история умалчивает. 
      Утром и помощь подошла и мы беспрятственно вернулись в Бар-Кандай. 
      Правда, перед этим возвращением некоторое время искали (и нашли) 82 мм миномёт "Василёк" и б/п к нему, которые духи утащили из ГАЗ-66 под покровом темноты...

      Поскольку были погибшие, то проводились соответствующие разборки, искали, как обычно, виновных... Кроме механика-водителя БМП, как мне помнится, погиб ещё и офицер-сапёр.
      Из данного рассказа я понял, что всю вину в случившемся автор решил переложить именно на артиллеристов с их ЗИЛ-131, подтасовав (или придумав по ходу) при этом факты. 
      Ведь не из-за ЗИЛа, следовавшего в хвосте колонны, БМП-лидер с ком.роты "села" на камни, чем заблокировала движение колонны. Ведь не из-за ЗИЛа заглохла БМП, не из-за ЗИЛа закончилось топливо в другой БМП ...!!!!!!!!
      А сдругой стороны, даже, если бы не было ЗИЛа в колонее, всё названное выше случилось бы!!! Не от него и нас-артиллеристов исходило всё случившееся.
      И неведомо, как бы ещё сложились обстоятельства и судьба группы спасения, если бы я со своей группой не оказался в этой колонне и если бы мной не было организовано огневое прикрытие группы: духам было наглядно продемонстрировано, что мы обладаем довольно эффективным средством защиты... 
      Глубоко извиняюсь за этот комментарий, но непорядочно винить кого-либо безосновательно, тем более - несправедливо!
      Не желая усугублять ситуацию и проявляя порядочность, умолчу ещё об одной причине, которая каким-то образом повлияла на выполнение описанной задачи. 
      Обидно и больно читать такое от тех ребят, с которыми делил все невзгоды и тяжести той войны, которых прикрывал "своим" огнём ...
      Честь имею!

    1 combatnimych   [Материал]
    Данную статью прочитал довольно-таки давно и обнаружил в ней довольно существенные неточности относительно действий "бар-кандайской" группы эвакуации экипажа и пассажиров сбитого вертолёта МИ-8МТ в предместье гореизвестного кишлака Хара, которые несоответствуют действительности.
       Безусловно меня, как любого человека, несправедливо обвинённого в описуемом автором, возмутила эта неправда. Ведь это не только неправда, а по сути - обвинение! Но, не желая вносить раздор в наше боевое сообщество, я "проглотил" свою обиду и оставил данное повествование на совесть писавшего.
      Теперь же, когда мои боевые сослуживцы стали задавать мне конкретные вопросы относительно того, что именно из-за наличия в колонне ЗИЛ-131 моей гаубичной батареи и произошло то "ЧП", чувство собственного достоинства не даёт мне права на умолчание некоторых подробностей (уточнения тех событий).
       Во-первых, мой ЗИЛ-131 следовал в колонне третьим с КОНЦА колонны. За мной следовал ГАЗ-66 минбатр. ("Василёк), за ним - ГАЗ-66 афганских воинов.
       Уже на обратном пути (пути возвращения в Бар-Кандай), буквально, метров через 200-300 впередиидущая БМП (лидер) напоролась днищем на камни, колонна остановилась. Вот тогда-то, минут через 10-15, с гор по правой стороне движения колонны (с северо-востока) и начался обстрел колонны.
       Через некоторое время одна из зажигательных пуль попала в снарядный заряд и моя машина загорелась, своим массированным огнём духи тушить её не позволили. Оценив ситуацию, мною было принято решение о эвакуации своих людей за близлежащие валуны (метрах в 25-30 от горящей машины), что и было выполнено поэтапными перебежками. Я со своей группой в 4-ре человека (водитель, радист и два воина с запасом боеприпасов и воды на всех - обычное минимальное снаряжение группы корректировщика) вышла в голову колонны, где и ожидали дальнейших команд.
       Да, в последующем (минут через 10-15 после поджога) боеприпасы в горящей машине взорвались, где-то в 3-4 "приёма", но особого кошмара (тем более - вреда!) не было. Заявляю это, как человек, находящийся в 30 м от эпицентра взрывов. Данными взрывами даже не зацепило сзади стоящий ГАЗ-66 минбатр.
       Афганские вояки, действительно, как им и полагается, разбежались.
       Действительно и одна из БМП захлохла, а в подъехавшей ей на помощь БМП закончилось дизтопливо. Во время ручной дозаправки (ведром из БМП в БМП) и погиб один из механиков-водителей.


    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    На сайте
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Сегодня сайт посетили пользователи:

    Новости сайта
    Поздравляем
    виктор(54)
    Друзья сайта
    Российский Союз 
ветеранов Афганистана Украинский Союз 
ветеранов Афганистана (воинов-интернационалистов) ВОА Никто кроме нас Союз ветеранов 
войны в Афганистане 
Республики Молдова Портал ветеранов 
войны в Афганистане Республики Казахстан КОМИТЕТ ПО 
ДЕЛАМ ВОИНОВ - ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ при Совете глав правительств государств - участников Содружества Art Of War - Творчество ветеранов последних войн Art Of War - Военно-исторический литературный портал Вспомним, ребята... Салам бача. Союз ветеранов Афганистана. Общественная организация города Оби. Российский 
Союз ветеранов Афганистана. Свердловская областная организация. Автомат и гитара - стихи и песни о войне Военная песня Сайт Игоря Моисеенко
    Одноклассники
    Оцените сайт
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 526
    Александр Оськин © 2010-2021 Используются технологии uCoz