Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS

Четверг, 23.11.2017, 14:15
Форма входа
Логин:
Пароль:
Меню сайта
Категории раздела
История бригады [6]
Наши герои [7]
Дела ветеранские [4]
Вспомним, ребята, мы Афганистан... [16]
Творчество ветеранов [14]
Общение
  • Третий тост

    (если в заголовке фотографии после фамилии не указано подразделение - значит нужна Ваша помощь в выяснении этого вопроса)

  • Пропавшие без вести
  • Послевоенные потери
  • Поиск
    Теги
    книга памяти 1980 книга памяти 1984 разведрота книга памяти 1986 2 мсб книга памяти 1982 15 февраля 5 мср Книга Памяти 1985 упр. и штаб Асадабад Бар-Кандай 1 мсб 1980 год 1983 год 2 тр Одесса 2011 год 1978 год 1979 год 1 габатр 3 тр 2 минбатр 1 тр 1985 год 1984 год 1982 год 1988 год 1986 год 1987 год Огнемётный взвод 8 мср 2 мср взвод связи 1 мсб книга памяти 1981 дшб разведвзвод 1 мсб 1981 год 3 дшр 3 мср книга памяти ПОСЛЕ АФГАНА 6 мср 4 мср Рота связи САБ дшб 9 мср 2 габатр взвод связи 3 мсб 1 минбатр ПТБ разведвзвод дшб 3 мсб 7 мср 1 дшр книга памяти 1987 2 дшр книга памяти 1983 ГРВ 3 мсб взвод связи 2 мсб взвод связи дшб ЗРабатр ГРВ дшб 66-я бригада ТБ взвод хим. защиты ежегодная встреча 3 габатр АДН Партизан 2тр Реабатр 1980 1980год 1981год 3 минбатр ремрота хара 1 мср иср Комбриг санчасть медрота ЗРВ 1 мсб 191 ОМСП. РМО разведвзвод 3 мсб 2000 год Встреча Мценск 2012 встреча Москва. 1 дшв встреча г.Орел книга памяти 1988 3 мсв 1-3 марта 2013 Мценск 2014 год послевоенные потери
    Главная » Статьи » Вспомним, ребята, мы Афганистан...

    Афганистан болит в моей душе - 2 часть.


    Июль-август 1980 года

    Проходят в более менее спокойной обстановке.
    Каждую неделю выезжаем с колонной в Джалалабад за ГСМ боеприпасами и продуктами.




    Каждый выезд, это мины на дорогах, подрывы техники, пострадавшие раненные и контуженные.
    Каждый раз после подрыва техники, обстрел колонны, а мы отвечаем духам.
    Саперы разминируют дорогу под обстрелом. Мы их прикрываем.
    Работа у них не позавидуешь.
    По приезду в Асадабад, выезжаем ночами в заминированное ущелье Шинкорак, занимаем позиции и всю ночь ждем душман.
    Каждый раз нам говорят, что ночью по ущелью должна переходить границу вооруженная банда душман.
    Утром уезжали обратно в лагерь.
    У духов разведка видимо работала не хуже чем у нас. Может когда мы уезжали по утрам они и проходили по склонам, а не по минным тропам.
    Запомнилось то что ночами в ущелье очень громко выли стаи шакалов.
    Подходя ночами к нам поближе со светящимися при луне глазами.
    По началу нам было жутко не приятно.
    Со временем потом привыкли и не обращали на них внимание.
    Даже шутили.
    Что это пришла разведка душман, посмотреть сколько нас тут стоит, и количество бойцов пересчитать.
    Ущелье это за два года запомнилось и боями на всю оставшуюся жизнь.
    Валера Петряев выезжал с нами ночами и тоже испытал это на себе, после этого и написал песню Ущелье Шинкорак.

    Заканчивается месяц август.

    15 сентября 1980 года.
    Поступает команда, готовится к серьезной продолжительной операции в сторону Асмара.



    Готовим технику снаряжение, вещь мешки, боеприпасы и т.п.
    В эти дни Сережа Болотников пишет и пишет стихи.
    Было у него предчувствие что, что-то случится с ним, он словно готовился и письмо любимой жене даже стихами написал.

    [/size]


    Письмо Любимой

    Здравствуй милая хорошая моя
    Вновь пишу тебе с Афганистана
    Вновь пишу, что так же жив здоров
    Не убит и даже не был ранен
    Вновь пишу, что я скучаю очень
    По прежней жизни дочке и тебе
    С надеждой жду я дембельскую осень
    Когда вернусь домой я в ноябре
    Я стал другим, немного изменился
    Грубее стало тело и душа
    С солдатской службой крепко подружился я
    Но только лишь не в радость мне она
    Уже пол года службы за плечами
    Давно привыкли ноги к сапогам
    Но по тебе еще сильней скучаю
    И вы мне снитесь по ночам
    Я знаю нелегко тебе сейчас
    И мне поверь без вас не так уж сладко
    Отдал бы все, за то что б только видеть вас
    Мариночка и доченька Светланка
    Но дни идут и месяца проходят
    Вот только долго тянутся они
    Смотрю, как наши, дембеля уходят
    И вновь считаю до приказа дни
    А мне еще солдату молодому
    Служить еще как медным котелкам
    И не завидую еще кому нибудь другому
    Кто только что пришел на службу к нам
    Пройдут два года, и вернусь я к вам
    В родимый дом, где так давно я не был
    Вернусь в родной далекий Казахстан
    В свой край степей огромных словно небо.
    21.09.1980
    С.Н.Болотников

    З

    Наш батальон уходит на заданье.

    Наш батальон уходит на заданье
    И вновь слышна команда по местам
    И слышно вновь моторов завыванье
    И вновь придется лазить по горам
    Взвалив на спину АГС тяжелый
    Напялив каску и надев мешок
    Уходит в горы паренек веселый
    Чтобы стереть душманов в порошок
    Никто не думает о предстоящем бое
    О том, что ноша очень тяжела
    И лямки давят плечи нам до боли
    И от жары кружится голова
    Но вот комбат, отдав приказ последний
    Садится вместе с нами в вертолет
    И начался очередной совместный
    Против душманов праведный поход
    На рисовых полях и на хребтах коварных
    Мы высадимся словно ураган
    И не уйдет из гор, из наших рук солдатских
    Живым здоровым ни один душман.

    18.09.1980. С.Н. Болотников.

    20 сентября 1980 года
    Выезжаем на боевую операцию в сторону Асмара.
    Доезжаем до Асмара поворачиваем направо в ущелье, колонна встает практически на пакистанской границе.
    Так как дальше дорога очень узкая в горах.
    Ее практически нет, только тропа но широкая.
    Приказ комбата.
    - На броне остаются только механики водители, остальные идут в горы.
    Вместе с афганским батальоном уходим в горы, пройдя пару километров, останавливаемся, ночуем выставляем посты.
    На рассвете подъем началось движение, пройдя с километр остановились.
    Все увидели что в 200 метрах впереди.
    На тропе стоит старик весь седой белый в белых одеждах освещенный ярким солнцем. Афганские солдаты и офицеры увидев это зрелище что то по своему громко заговорили.
    Я спросил у друга замполита афганского батальона Агагеля.
    - Кто это.
    Он ответил.
    - Здесь живут племена которые не дружат с душманами, не пропускают их через свои земли и территории.
    - Скорей всего это старейшина племени вышел на переговоры.
    С комбатом Таракановым Н.Н. В переговорах участвовал и Агагель.
    После окончания переговоров Агагель мне рассказал коротко про беседу со старейшиной племени.
    - Старик не хочет что бы Шурави заходили на территорию на которой они проживают.
    - Если узнают душманы что здесь были шурави батальон то поймут это как сотрудничество с ними и не разбираясь в подробностях уничтожат все племя.
    - Старик в конце своего разговора произнес угрозы.
    Сказал.
    - Если вы, все таки войдете на нашу территорию, то живым из вас отсюда никто не выйдет.
    - По вам будет стрелять каждый камень, каждый куст, встал и ушел.
    Комбат посоветовался с офицерами батальона, принимает решение спускаться вниз к Асмару.
    Проходим вниз по ущелью метров 800.
    Уже подошли к колонне с техникой, время было 11.30.
    Вдруг по нам духи открыли шквальный огонь с обоих сторон.
    Все кто шел по дороге разбежались по сторонам.
    Начали занимать оборону.
    С левой стороны на горе стояло 2 маленьких домика в двухстах метрах,
    с него раздавались выстрелы.
    Местность хорошо простреливаемая с обоих сторон мы как на ладони у них.
    Мы начали окружать эти два домика.
    Прозвучали два взрыва гранат, Напетваридзе Гиа и Болотников Сережа забросали домик гранатами.
    Два ствола затихли.
    Двое успели выбежать из домика и рванули вверх по ущелью, отстреливаясь. Болотников и Напетваридзе тех двоих духов не заметили, и начали спускаться вниз. Вот тут один из убегающих душман повернулся и дал очередь с автомата АКМ сначала ранил Болотникова Сережу в руку.
    А когда Сергей не выдержав побежал раненый во весь рост, душман дал короткую очередь с автомата и пуля попала в шею.
    Двоим душманам мы с Напетваридзе не дали уйти, добили очередями, они далеко не успели убежать, склон горы крутой был, и спрятаться там негде было.

    Воспоминания тех дней Курган Николая. (1960-2006)

    На фото Курган Николай



    В сентябре 1980г мы вышли на операцию в провинции Кунар. Шли на Асмар.
    В подозрительных местах делали обстрелы из БМП.
    Все шло вроде бы нормально.
    Мы уже входили на перевал, когда получили от комбата приказ: взводу прикрывать хвост колонны.
    В это время вынужденная остановка. Батальон ушел от нас на расстояние двух километров. У первой машины слетела гусеница, мы стали « обуваться ».
    В это время нас и обстреляли. Я и Сергей Сериков по приказу командира взвода лейтенанта Амосова заняли свои места в БМП и стали прикрывать третью машину. Пехота, человек двенадцать, в том числе и Сережа Болотников, раскинувшись в цепь, стали окружать небольшой дувал, откуда, как мы предполагали, нас обстреливали.
    Подойдя вплотную и забросав гранатами мазанку, Сережа и Гиа Напедваридзе одними из первых ворвались в нее. Дело было сделано, двое убитых душманов находились в ней.
    Их придавило развалившейся стеной после обстрела.
    Уже при отходе к БМП ребят снова обстреляли с противоположного склона.
    Сереже пробило руку, она висела как плеть.
    Увидев это, Мартин Боляк мелкими перебежками стал добираться ближе к Сереже. Но тот, крикнув
    - Не надо, я доберусь сам!
    Стал ползти по серпантину вниз к машинам.
    Мы, то есть водитель Сережа Вдовкин, я и командир взвода лейтенант Амосов, стали карабкаться, в полном смысле слова, на серпантины под углом восемьдесят градусов. Это был, последний шанс спасти их.
    Орудие моей машины не поднималось выше, чтобы обстрелять душманов.
    Когда оставалось каких-нибудь сто метров, Сережа, истекая кровью, кинулся во весь рост к машине.
    И в это время вторая пуля попала ему прямо в шею.
    Он только успел сказать два слова у нас на руках - имя жены
    - Марина» и «Мама».
    Сережа был немного замкнут, но со мной он делился всем с первого дня и до последнего.
    Он часто садился в десант машины и писал стихи.
    Напишет, а потом прочтет их мне и говорит: «Коля, оцени, как, пойдет или нет?» Что я мог сказать, я ведь не поэт.
    Хорошо говорю Сережа,
    - Пиши.
    - Пиши как думаешь и читай их всем ребятам, ведь это хорошее дело.
    Часто вечерами, сочинив стих, он читал всему взводу, а мы слушали.
    Домой жене он писал в большинстве случаев стихами.
    Мне в нем нравилась чуткость, он мог отдать все, как и Рубан Сережа, Чигвинцев Виктор и многие другие.
    Я всегда вспоминаю случай, когда заболел во время операции.
    Бог весть откуда он достал для меня банку сгущенки и таблетки от температуры.
    И это как раз на мой день рождения, 26 мая.
    Прилетели вертушки за ранеными и убитыми, а я спрятался под трансмиссию двигателя что бы не лететь в госпиталь.
    Меня искал весь взвод, чтобы отправить в госпиталь.
    Сережа нашел меня.
    Но я просил его не говорить, пока вертушки не улетят.
    И он согласился, мне уже становилось лучше.
    Потом я его спросил, где он смог достать сгущенку и таблетки.
    Таблетки он взял у старшего лейтенанта Сенонтрусова, а сгущенку, говорит, он больше месяца берег , помнил, что у меня будет день рождения.
    С нами прослужил Сережа мало, сначала он попал в хозяйственный взвод.
    Там я с ним и познакомился.
    Он просился в пехоту.
    Я уговаривал лейтенанта Амосова, чтоб он взял моего земляка во взвод на нашу БМП. Комбат дал добро, и Сережа стал пехотинцем взвода гранатометчиков.
    Призывом он был младше меня на полгода.
    Их недавно только привезли с Союза, так что они были еще не обстрелянными.
    Мы часто с ребятами беседовали, учили их осторожности, как вести себя в бою, в общем, всему тому, чему нас учили обстоятельства.
    Не скрою, что он стал моим любимчиком после первой же операции.
    Мы сопровождали колонну в кишлак Джелала.
    Три наших машины БМП, двенадцать ГАЗ-66 с афганскими солдатами и несколько ЗИЛов с продуктами и боеприпасами.
    Афганцы были на колесных. Передние две машины были вооружены ДШК. С нами находились и советники.
    Было такое место, когда дорога поднималась вверх, где ее ширина равнялась ширине машины, чуть вправо и будешь в пропасти.
    Механикам БМП нужно быть на пределе.
    Вот в этом месте голову и хвост колонны прямо сверху и обстреляла банда. Отступить или проехать вперед не было никакой возможности.
    В то время я был механиком БМП.
    Впереди стояла БРДМ с советником и афганскими офицерами.
    Она горела.
    Сережа первым оказывал помощь раненому афганцу.
    Затащил его в десантное отделение нашей машины.
    Нужно было сдавать назад.
    Но триплексы все были разбиты пулями.
    Я не мог двигаться дальше.
    Больше половины афганского состава было уничтожено духами, а оставшиеся в живых, то есть человек сорок, перешли на их сторону.
    Пожар вот-вот перейдет на нашу машину.
    Открыв люк, я хотел посмотреть, куда сдать, чтоб не упасть в пропасть.
    Каждый люк был на прицеле, они наверху, мы внизу, живая мишень.
    Вот тут-то Сережа и сообразил, что если держаться под самым навесом.
    Под скалой, то лежа на спине можно регулировать мной.
    Чтобы я мог сдать машину назад, ведь она уже начала гореть.
    Душманы бросали сверху бутылки с бензином.
    У наводчика были два целых триплекса и прицел.
    Глядя на Сережу, наводчик руководил мною.
    Сережу пули не доставали, так как он был под навесом, прикрытый валуном.
    Но всякий раз, когда он высовывался, пули секли этот камень, спасительный для него и для всей машины.
    В этой операции потерял полностью зрение Эришев.
    Пуля попала в глаз или осколки от камня непонятно было.
    В этом месте духи держали нас трое суток. Из всех машин остались наши три БМП.
    Как сейчас помню.
    Когда батальон пришел к нам на подмогу, комбат майор Николай Николаевич Тараканов плакал и целовал каждого из нас.
    Помним мы сделали первый глоток воды за трое суток, который для многих из нас чуть ли не стал последним.
    Мгновенные спазмы сдавили горло и потеря сознания.
    Боеприпасов у нас было мало.
    Каждый из нас держал во внутреннем кармане хэбэ гранату, чтоб не даться живым. Чтоб душманы не глумились над нами.
    Но все обошлось.
    Говорят, что у человека есть предчувствие.
    Было такое предчувствие и у Сережи.
    Перед самой операцией.
    Он как никогда тщательно готовился к ней, автомат блестит.
    Форму привел в порядок. Адрес написал печатными буквами, уходя на операции, на левый рукав мы пришивали домашние адреса.
    В случае гибели нас по ним отправляли.
    На правом, аптечка с промедолом, бинтом и ватой.
    Впрочем, сидя в десанте БМП. он часто вспоминал дом, особенно часто рассказывал мне о жене и дочке.
    Он уже на операции говорит мне
    - Коля, я во сне видел Марину и дочь, значит, либо дома что-то произошло, либо со мной что-то случится.
    Ответил ему.
    - Серега зачем так говорить, ведь и мне мать и брат часто снятся. Неужели это все к плохому?
    А он говорит в ответ.
    - За всю службу первый раз сон приснился.
    Он вроде бы хотел сказать еще что-то, но я не стал больше расспрашивать.
    Ведь это некрасиво и неудобно лезть в душу.
    Я лишь успокоил его, поднял настроение, сказал.
    - Вот придем домой, то есть в Асадабад, напишем песню с тобой.
    А на следующий день Сережа погиб.

    Боляк Мартин,



    который кричал Сереже из-за валуна, не мог себе этого простить. Говорил.
    - Лучше бы я к нему перебежал, лучше бы меня убило.
    На нем нет вины. Мы все тяжело прощались с товарищами. А сколько впереди таких ущелий, перевалов и долин нас ждало..."

    Курган Николай Евгеньевич, рядовой запаса. В Афганистане – с 1979 по 1981 год.

    Первая половина октября 1980г проходит в поездках и сопровождений колон в Джалал-абад за ГСМ боеприпасами и продуктами.
    Как всегда мины на дорогах обстрелы духов после подрыва техники.
    Пострадавшие бойцы и техника.

    Вторая половина октября 1980 года.

    Выезд за Новобадский мост на тот берег реки Кунар проходящая там операция по уничтожению банды душман прорывающаяся на территорию провинции Кунар. Операция закончилась в течении двух дней.
    Результат 2 раненых бойца с МСР.
    Душман насчитали убитыми 20 трупов.
    Собрали с убитых оружие, затворы выдергивали, стволы об камень повреждали.

    Конец октября 1980 года.

    Выходим на операцию в Баркандайское ущелье с афганским батальоном.



    Там на днях, духи разбили афганскую колонну колесных машин, пару БРДМ. Проходим дорогу по 2-3 км в день.
    Дорога напичкана минами через каждые 30-40 метров.
    Ставят в узких местах для того, чтобы было удобно потом сверху обстреливать колонну или саперов которые будут дорогу разминировать.
    Сверху раздался выстрел, погиб советник сидевший сверху БМП. Упал на дорогу.
    К исходу вторых суток на подходе к населенному пункту комбат доложил обстановку командованию.
    Спустя час полтора прилетели два самолета СУ-27 заходят на первый круг и сбросили каждый по мощной бомбе.
    Через несколько секунд, раздался оглушительный по мощности взрыв и столб огня и пыли взметнулся вверх в ущелье.
    Зашли на второй круг и еще по бомбе сбрасывают.
    Все ущелье покрылось пылью и дымом.
    Казалось, что и нас сметет взрывной волной, не только дома в Баркандае.
    В ущелье наступила тишина.
    Такая работа летунов нам понравилась.
    Всегда бы такую помощь нам оказывали.
    У духов от одной мысли по нам стрелять уже бы тряслись руки ноги.
    Пленные духи и то говорили нам в Асмарском ущелье.
    Мы в кишлаках не стреляем потому что, сразу прилетают ваши железные птицы и сжигают весь кишлак, мы не успеваем даже убежать.
    Проезжая Баркандай приходилось объезжать трупы афганских солдат и офицеров, а некоторых и оттаскивать в сторону.
    Проехав пару километров, навстречу нам вышел выживший, раненный в руку афганский офицер, грязный в крови весь.
    Сказал, что прячется от душман среди камней четвертый день.
    Верил, что, кто-то, но придет погибшим на помощь.
    Осмотрели его руку.
    Ранение тяжелое, задета кость.
    Заражение крови. Началась гангрена.

    Доезжаем до ущелья Нангалам.




    Встали кругом. Выставили наблюдателей и часовых.

    Через несколько часов, с ущелья, где живет племя Нуристанцев идут в нашу сторону человек 10 без оружия.
    Подходят к нам здороваются, так что ладони захрустели.
    Комбат и советники афганские начали беседовать с ними.
    Мы с Курган Колей, Власовым Валерой рассматривая их, удивлялись.
    Глаза у них голубые. Кожа на лице белая. Кисти рук широкие.
    Ну блин славяне переодетые в афганскую одежду.
    Замполит афганец Агагель сказал, что у них и дома, в которых они живут, не похожи на афганские, у них они деревянные.
    Афганских женщин в жены не берут. Эти люди живут обособленно.
    На их территорию даже душманы не заходят, боятся.
    Это предки Александра Македонского, который, проходя в этих местах с боями, оставил в этом ущелье большое количество раненных бойцов, залечивать раны.
    С тех пор они и живут здесь.
    Места здесь красивые хорошие. Природа просто рай земной.

    Ну о главном.

    Подробности переговоров с Нуристанцами не знаю.
    Комбат выяснив обстановку в ближайших трех ущельях узнает.
    В двух соседних ущельях находятся по банде душман.
    В одном Джабар. В другом Хекматиар. Враждующие между собой из за того что, кто будет контролировать провинцию Кунар. Но Хекматиар старый и опытный воин. А Джабар еще молодой но с амбициями.
    Комбат засмеялся и говорит.
    - Ну это же хорошо.
    - Давайте сделаем так.
    - Переодеваем афганского солдата в душмана и зашлем его к Хекматиару.

    На фото Гульбеддин Хекматиар.




    - Пусть он скажет ему, что принес ему ценную информацию.
    - Что сегодня в 2 часа ночи Джабар собирается напасть и уничтожить вас.
    - Поверит хорошо.
    - Не поверит
    - Хрен на него.
    - Думаю, что такой воин как Хекматиар не выдержит и первый нападет на Джабара.
    - Как говорится лучший способ защиты- это нападение.
    Так и сделали.
    Переодели афганца и отправили в банду.
    План комбата сработал на отлично.
    Ночью стоим в карауле с Курганом Колей.
    Как-то на душе тревожно, не спокойно.
    Вдруг в полночь в соседнем ущелье началось.
    Стрельба пальба трассера взрывы.
    Длилось это часа два, а мы ждали чем все это закончится.
    Мы приготовились, заняли оборону, и стали ждать.
    И вот остатки душман ночью начали по ущелью бежать и прямо на нас.
    Комбат вечером предусмотрев этот вариант, дал команду саперам заминировать ущелье. Весь план сработал. Мы еще постреляли. Кто с чего мог.
    Никто больше не появился.
    Простояли еще один день.
    Прилетали вертолеты, подвезли нам всего понемногу.
    На следующее утро с рассветом трогаемся в сторону Баркандая.
    Всю дорогу ждали обстрела и нападения со стороны душман.
    Не доезжая метров 300 до Баркандая.
    Дорога узкая, духи вверху подорвали скалу что бы перекрыть дорогу.
    Образовалась пробка с техники.
    Не проехать. Начался обстрел.
    Дождались. Вот здесь они и решили нам сделать засаду.
    Обстрел возрастал с каждой секундой.
    Впереди стоит БМП Курган Николая.
    Он не теряя драгоценного времени стреляет с БМП в скалу с бронебойных снарядов.
    Она осыпаясь завалила ту яму, из за которой невозможно было проехать.
    Пригодился опыт с под Асмара, кишлака Джалала.
    С разгону проскакивают то место. Следом за ними и остальная техника.
    Ствол пушки БМП выше 45 градусов не поднимается, скала слева крутая.
    Въезжаем в Баркандай, колонна встает, ждет остальных.
    Здесь мы с Курганом и вспомнили про наше рац.предложение с АГС перед самой операцией.
    Я с Курганом Николаем само туловище АГС металлическими хомутами, закрепили на ствол пушки БМП, держится крепко и серьезно.
    От гашетки, на которую нажимать при стрельбе, мы протянули тонкий трос, через маленький лючок на стволе пушки внутрь.
    Теперь можно не вылезать наружу из башни по пояс.
    А стрелять с АГС, глядя в прицел оптики, и сидя в башне натянул трос и стреляй.
    Чем хорошо. Да тем, что АГС стреляет выше пушки, почти вертикально вверх.
    Зам.потех с комбатом увидели наше рац.предложение.
    Зам.потех на нас как бы недовольный.
    - Да вы что ребята, АГС при стрельбе трясется и разобьет шестерни подъема ствола пушки.
    Мы в ответ спокойно так.
    - А мы что с утра до вечера и каждый день без передышки стрелять с него будем.
    - Главное что оператор-наводчик надежно защищен. Сидит в башне и ведет огонь почти вертикально вверх по горам.
    - Почему на заводе конструктора разработчики БМП об этом не подумали?
    Закрепили АГС наверху башни, как будто машина предназначена для парада на красной площади, а не для войны в горах.
    После этой Баркандайской операции, по приезду в Асадабад мы с Курганом Колей опять вернулись к этой проблеме и разговору с комбатом м-р Таракановым и зам.потехом.
    Они подошли к БМП. Постояли, подумали. Посоветовались и дали добро на установку АГС на ствол пушки.
    Комбат сказал.
    - Жизнь пацанов мне дороже, чем шестеренки в башне.

    Октябрь месяц 1980 года

    Дембеля уезжают домой.
    С нашего взвода уезжает мех.водитель БМП Вдовкин Сергей с Брянска.
    На его БМП садится механиком водителем Напетваридзе Гиа.
    Оператор наводчик этого БМП Курган Н.

    Ноябрь месяц 1980 года.

    Выезды на сопровождение техники в Джалалабад.
    Вторая половина месяца выезд в н.п. Чаукай там душманы разбили афганский царандой.
    Приехали туда но было поздно. Почти все афганские солдаты погибли.




    Наши друзья командиры взводов Шукур и Карим боевые лихие ребята ранены но живы.




    Декабрь 1980 года

    В Асадабаде сырой, холодный, дождливый.
    Три дня идет дождь, три дня солнце светит.
    Душманы затихли.
    Говорят пока духи проходят подготовку в лагере Пешавар в Пакистане неподалеку от нас.
    У нас постоянные выезды сопровождение колонн в Джалалабад.
    Как всегда мины на дорогах.
    Подрывы техники с вялым обстрелом, в бой духи не ввязываются.

    Январь месяц 1981 года.

    Банда душман переходит границу в районе ущелья Ганджигал.
    На фото мост через реку Кунар в ущелье Ганджигал.



    Выезд батальона в ущелье Ганджигал на тот берег реки Кунар вместе с афганским батальоном.
    Загрузив на БМП три ящика с минами, минометчики афганцы сели на них сверху человек шесть.
    Когда въехали в ущелье, начался обстрел.
    Афганские солдаты все спрыгнули на землю, спрятавшись за БМП.
    Пули громко стукают об броню.
    Я подумал, ……сейчас попадет пуля в мину и три ящика с минами нас отправят на тот свет.
    Духи поняв видимо, что это за ящики стреляют прицельно по ним.
    Глянув в боковой триплекс, смотрю только щепа, с ящиков летит.
    Долго не раздумывая, разворачиваю башню.
    Стволом пушки сталкиваю ящики им на головы.
    После этого давай духов в прицеле искать, откуда они по нам стреляют.
    Часа три вели перестрелку, в атаку они не бросались.
    Пока артиллерия не обработала местность, они не затихли.
    Раненых и убитых в батальоне нет. Уезжаем в Асад-абад.

    Февраль месяц 1981 года.

    Ночные выезды засады в ущелье Шинкорак, Ганджигал, и возле н.п.Чаукай. Все проходит спокойно без стрельбы и взрывов. В конце месяца выезд и охрана афганской колонны с продовольствием в н.п. Асмар. Подорвался афганский бортовой ЗИЛ. Обошлось без обстрелов.

    Март месяц 1981 года.

    Ночные выезды засады в ущелье Ганджигал с бойцами МСР.
    Все проходит спокойно.
    Сопровождение колонн в Джалалабад за ГСМ продуктами и боеприпасами.
    Подрывы техники ,обстрелы.

    Апрель месяц 1981 года.

    Сопровождение колонн в Джалалабад. Подрывы техники обстрелы. Саперам из за обстрелов духов достается.

    Май месяц 1981 года года.

    Уезжают на дембель Курган Н. Видничук В. Боляк М. Сериков С. Власов В.
    Уезжают домой проверенные в боях мужики, надежные, на кого можно было надеяться в бою, что не подведут, прикроют.
    Те с кем пройдено столько горных троп и дорог от Кабула до Асадабада в 1980 году. Сколько всего пережито с ними за полтора года.
    От тоски сердце ныло.
    Радовало то, что они остались живы и здоровы.
    Клялись не забывать друг друга, писать письма, что в принципе и делали долгие года даже после службы.
    А мы остаемся Кубатин В. Опер нав.БМП
    Напедваридзе Г. Мех. вод.бмп
    Тарханов А. Мех. вод. БМП.
    В наш взвод ГРВ пришло пополнение два механика водителя. Туркмены земляки Дедэбаев Э. и Машадов …
    Обучали их как только могли, рассказывали, показывали им все что знали и могли сами.
    Пацаны попались нормальные смышленые, трудолюбивые.
    Любая свободная минута была у них, занимались обслугой БМП что то чистили, смазывали.
    Ездили с колонной в Джалалабад, по дороге объясняли им, чтобы двигались след в след, с впереди едущей машиной не съезжали со следа, чтоб не подорваться на мине.
    Если получилось что отстал из за пыли, не ехать по колее а объезжать подозрительные места, одной гусянкой по середине дороге, другой по обочине.
    Чтоб не подорваться на мине.
    Проверенный метод, ушедшими на дембель механиками водителями.

    Вторая половина мая месяца.

    Выезды с афганскими советниками в Баркандай.
    Сопровождаем и охраняем афганскую технику ЗИЛЫ с продовольствием БРДМ советников.
    Короткие быстрые обстрелы нас уже не пугали, считали это как так и положено. Значит духи, живы и находятся на месте.

    22 мая 1981 года

    Выезд в н.п. Асмар.
    Только выехали с Асадабада, проехав километров 5, подрывается на мине БМП №02 Дедэбаева Элли.
    Погиб. Жалко пацана. Только пришел в батальон, полтора месяца назад.
    Написал письмо его родителям. Адрес дал Машадов. Земляк его.

    Июнь месяц 1981 года.

    Поступает приказ.
    Взвод ГРВ на выезд 3 БМП для сопровождения трех афганских ЗИЛов в Баркандай. Там два дня назад душманы разбили афганский арт.дивизион погибло много народу. В Баркандае три 76 мм пушки.
    Афганцы подцепят к своим ЗИЛам и доставят их в Асадабад.
    Выезжаем построились в колонну БМП-ЗИЛ. БМП-ЗИЛ. БМП-ЗИЛ.
    Подошли человек тридцать афганских солдат вместе с офицерами.
    Кто то сел в кузов ЗИЛов кто то к нам наверх БМП.
    Доехали до Баркандая спокойно, никто нас не обстреливал по дороге.
    Заезжаем в Баркандай.
    Везде лежат трупы афганских солдат и офицеров.
    Приходилось объезжать.
    Врезался в память один момент.
    На обочине дороги, лежат на спине рядом два трупа, афганского офицера и солдата. Офицер так аккуратно свою правую руку подложил под голову солдату, а левую на живот.
    Лежат на солнце, словно загорают.
    Афганцы по спрыгивали с машин начали цеплять, к своим ЗИЛам пушки.
    Мы стоим, ждем.
    Осматриваясь по сторонам, не замечаем ничего подозрительного все проходит тихо спокойно.
    Начинаем выстраиваться в колонну по старой схеме как ехали в Баркандай. Напетваридзе Гиа встал первым.
    Подъехал встал афганский бортовой ЗИЛ с прицепленной пушкой.
    Мы за ЗИЛом встали.
    Подтягивается другой ЗИЛ сзади за нами.
    Только тронулись в обратную дорогу.
    Тут раздался шквал огня и свинца со всех сторон.
    Передний ЗИЛ от выстрела гранатомета взрывается, и загорается вместе с сидящими в кузове солдатами афганцами, перегородив дорогу.
    Афганские солдаты, кто падает убитым, кто остался в живых, быстро открыв двери десанта БМП Напетваридзе, запрыгивает в десант БМП.
    В наше БМП за несколько секунд десантировалось человек 15.
    Набились битком.
    Мы поняли, что попали в засаду и духи нас окружили.
    Докладываем по связи комбату.
    Ответ
    - Бросайте все.
    - Постарайтесь вырваться с Баркандая.
    - Мы выезжаем к вам.
    В эти секунды пока афганцы запрыгивали в БМП я с пулемета поливал ближайшие окна домов и камни валуны, за которыми мелькали головы духов.
    Сзади нас взрывается и горит второй ЗИЛ.
    Тарханов Саша ме.вод БМП понимая что рядом гранатометчик с разгону бьет горящего ЗИЛа с пушкой в зад освобождая дорогу для проезда.
    Впереди стоит БМП Напетваридзе, крутится влево вправо, освобождая гусянками дорогу от больших камней, чтоб машина не повисла на днище.
    Духи подорвали скалу, перегородив дорогу.
    Тарханов Саша не увидев в триплекс на дороге большой камень.
    Наезжает на него днищем БМП.
    Все машина повисла в воздухе крутя гусянками.
    Ни взад ни вперед.
    Все висим в воздухе.
    В этот момент я приоткрываю в башне люк и вижу, как с горы в нашу сторону бегут вооруженные духи у одного из них в руках гранатомет.
    Опускаюсь в башню и кричу всем,.
    - Уходим наверху гранатометчик.
    Наши поняли.
    Пулей покинули БМП.
    Афганцы не поняв о чем мы кричим, остались сидеть в БМП.
    Отстреливаясь, и прикрывая друг друга, мы отбежали вперед, метров пятьдесят к машине Напетваридзе как сзади раздался сильный по мощности взрыв.
    Правее и ниже нас на террасу небольшого поля упала башня нашей БМП № 03 стволом в сторону Асадабада.
    Оглянувшись назад, увидели, пламя от БМП поднялось вверх как факел.
    В башне взорвался весь не израсходованный боекомплект.


    Вдоль дороги по Баркандаю по ее правому краю есть каменный заборчик высотой не более метра.
    Благодаря ему, мы перебежками где ползком, прикрывая друг друга, с Тархановым Сашей продвигались к БМП Напетваридзе.
    Сзади наше третье БМП нас прикрывало.
    Добежав до первой БМП, мы подождали бегущих к нам троих афганских солдат и остатки машин рванули в Асадабад.

    С Асадабада начала работать артиллерия Дмитрия Нимыч.




    На фото Ком 2 Гауб. бат Нимыч Дмитрий.



    Вспомнил стих Сережи Болотникова

    БМП

    Боевая машина пехоты
    Это дом наш и наша броня
    БМП-это скорость и натиск огня
    БМП –это ночи пехоты
    Это уши и наши глаза
    Не страшны ей леса и болота
    И безводная степь не страшна
    БМП-это сила удара
    Это крепость и страх для врага
    БМП нас в беде выручала
    Терпеливо в колонне ждала
    И не раз нас от смерти спасала
    Прикрывая своею броней
    Она домом и крепостью стала
    Не преступной душманам стеной
    Экипаж ее братья родные
    Командир оператор-отец
    Но механик душа той машины
    Без него бы машине конец
    Но бывает и часто такое
    Что на минах машина рвалась
    Отправляли ее на заводы
    Как солдат отправляют в санчасть
    Но механик машине верен
    С ней в союз уезжает в ремонт
    Экипаж остается уверен
    Он машине здоровье вернет
    И опять по долинам и сопкам
    Мы с душманами биться пойдем.
    01.06.1980г. С.Н.Болотников.

    Получается, пока мы готовились к выезду в Баркандай.
    Кто то из афганцев сообщил духам о нашем выезде (так сказать слил информацию). Те подготовились, заняли хорошие позиции, сидели и ждали нас.
    Вернувшись в Асадабад комбат нам сказал что ему разведка докладывала после разгрома афганского арт.дивизиона банда душман ушла в сторону Кабула.
    Что в Баркандае никого нет, там тихо и спокойно.
    Произошла дез.информация.
    Хорошо, что никто не погиб из наших бойцов, а БМП вам другую найдем.
    Дней через десять комбат уезжает в Союз.

    Командиром 2 батальона назначен капитан Ертаев Б.

    Р.S. спустя пол года в декабре 1981 года дома на гражданке, в руки попалась газета Красная звезда (у меня эта вырезка и фото с газеты хранится до сих пор) там написано: Начальником штаба н-ской части назначен волевой, решительный, опытный офицер майор Тараканов Н.Н.

    Июль месяц 1981 года.

    Выезды сопровождения колонны в Джалалабад.
    Саперы снимали мины. Короткие обстрелы.
    Выезд в Баркандай проверка насчет душман.
    Хотели снять пулемет с подорванной нашей БМП но подойдя к лежащей на поле башне обнаружили что пулемета нет.
    Духи сняли.
    Вернулись в Асадабад.

    Август месяц 1981 года.

    Днем стоит невыносимая жара.
    Ночью выезды в сторону Джалалабада чтобы духи не минировали дорогу. Проезжаем километров 50, разворачиваемся и обратно в Асадабад.
    Стреляем в подозрительных местах, чтоб духи чувство страха не теряли.
    Выезжали 4 БМП на сопровождение афганской колонны до Асмара.

    15 сентября 1981 года.

    Нам приказ комбата Ертаева.
    - Охранять афганца.
    Командира дивизии Газни Махбуб Сангари.
    Здоровый мужик ростом, усатый, волосы кучерявые.
    Плохо, но на русском языке общался, разговаривал, сказал, что учился в военной академии в Узбекистане Ташкенте.
    Автограф свой оставил мне в дембельском блокноте.
    Утром афганцы колонной выезжают в Барикот.
    Будете сопровождать и охранять его.
    Махбуб Сангар. Как он мне сам говорил, по нашему парторг.
    Я ведь тогда хорошо разговаривал на фарси и мы с ним успели познакомиться.
    Пока колонна собиралась в дорогу, он сидел у меня на БМП в командирском отделении.
    Всю дорогу, пока мы туда ехали, он рассказывал о том, как живет народ, о том, какие они затуманенные муллой.
    Все это и сейчас не уходит из памяти, я его вижу до сих пор перед глазами здорового, курчавого, приветливого со всеми.
    Утром 15 сентября 1981 года в 06.00 часов нас срочно вызвал комбат Ертаев. Тараканов Н.Н ушел на повышение в союз.
    Взводный у нас был уже другой. Амосов уволился в Союз еще летом.
    Вызвал, построил технику два танка, наши две БМП и один «Урал».
    Нас по два человека на машину.
    Людей не хватало.
    Механик и наводчик.
    Выехали, построились.
    Комбат Ертаев подходит и говорит: «Мужики поезжайте с парторгом, проведите митинг в Асмаре.
    Думаю, техники на охрану вам хватит.
    Он же поедет с вами на БМП, присмотрите за ним.
    Из солдат нашего взвода поехал я, наводчик, механик был Напетваридзе Гиа, другой молодой грузин был призывом младше Варданошвили земляк его, и Самакошвили Дато.
    На другой БМП был механик-водитель Тарханов Александр.
    Выехали мы за Асадабад.
    Танки впереди, потом наша БМП, следующие афганские две машины, потом снова наше БМП, потом снова афганские две три машины.
    Так мы стояли за мостом у Асадабада около часа.
    Солнце поднималось начиналась жара.
    Афганские солдаты бегают, суетятся, готовятся в дорогу.
    Подходит Махбуб Сангар.
    Я его тогда в первый раз увидел, еще не зная, кто он такой даже.
    Одет был он, что интересно, в наш советский маскхалат и афганскую офицерскую кепку.
    Подошел, протягивает руку, я сижу на башне БМП.
    Я ответил на приветствие.
    Он улыбнулся.
    Начал на фарси расспрашивать, как здоровье, как дела.
    По русски он кое-что только мог говорить.
    Я ответил, что все хорошо.
    Мы познакомились.
    Я уже и без того понял, что это он и есть, тот человек, которого мы должны сопроводить в Асмар.
    Он постоял, похлопал ладонью по БМП, похвалил: «Бисиор хуб»,— значит, хорошая машина.
    Он сел на БМП. Завязался разговор, я был в качестве переводчика.
    Говорили, что погода хорошая, что надо ехать, пока не сильно жарко.
    Он как раз держал в руках какие-то листовки с маленькими книжицами.
    Я спросил: «Вы что, пишете стихи?»
    Он отвечает, что да, немного, получается немножко, но плохо.
    Но главное, чтобы попасть в душу афганскому солдату, чтобы он понял, что вот эти горы (и показывает на пакистанскую границу, они как раз только солнцем осветились зеленые, красивые), что вот эти горы, земля, река, что все это их родное.
    Что это их Родина.
    Чтобы они поняли, за что надо бороться.
    За любовь к родной земле.
    Я сижу, помню, на башне и слушаю его, и вот эти несколько слов, короткий, но душевный разговор запал в память.
    В тот момент я, глядя на него, думал: «Боже мой, как ты красиво, хорошо говоришь. И как вас таких вот мало среди афганцев!
    Таких, которые действительно сейчас собираются в дорогу, зная, что их ожидает, едут защищать свою землю, мать, отца, детей.
    Да просто Родину свою».
    Но многие и многие этого не понимали.
    У многих афганских солдат была на душе обида за то, что они уже по пять-шесть лет в армии и их не отпускают домой, потому что им нет замены.
    Что на родине у них душманы вырезали семьи, убили матерей, отцов, жен, братьев, сестер.
    Что душманы зверствовали, жгли дома.
    Состояние афганского солдата в душе я понимал.
    Но меня брало зло: он же говорил, что душман это плохо, его надо стрелять.
    Я сразу задавал встречный вопрос: «Ну а ты, что ты сделал, отомстил врагу за смерть родных?»
    Он опускал голову.
    - Говорят, что мусульманину в мусульманина по Корану нельзя стрелять.
    Вот тут уже кулаки я сжимал.
    Ты, значит, живи, а мы, тебе свободу завоевывай?..
    Так мы с Махбубом около часа сидели, говорили.
    Он показал книжицу, небольшую, тонкую и какие-то листовки.
    Я спросил, зачем это ему.
    Он ответил, что стихи свои он прочитает на митинге в Асмаре, а листовки по дороге будет раскидывать в кишлаках.
    Мы тронулись в начале восьмого утра.
    Колонна пошла.
    Махбуб не только в кишлаках, но и в ущельях по две-три листовки на поворотах сбрасывал на обочину.
    Я догадался и говорю ему: «Пусть и душманы почитают?»
    Он кивнул головой, улыбнулся.
    Проезжая сухое русло ущелья Шинкарак
    На фото ущелье Шинкорак 2008 года. Теперь здесь асфальт и мост.
    Тогда ни асфальта ни моста здесь небыло.




    (про которое сложено много стихов и песен), на выезде из него подорвался на мине передний танк.
    К счастью, все обошлось. Каток улетел, гусеницу соединили, дальше поехали. Махбуб поворачивается ко мне и говорит, показывая на воронку от мины
    - Это душманы предупреждают меня, чтобы я не ехал в Асмар.
    - Поверь мне, рафик (значит, товарищ), на обратном пути они здесь нам устроят засаду.
    Я только кивнул головой и показал рукой, все будет в порядке.
    Он словно почувствовал свою гибель в этом месте.
    Приехали мы в Осмар, слезли с БМП, он начал проводить митинг.
    Мы приготовили автоматы к бою, передернули затворы, так как лица афганцев нам что то не понравились. Гиа Напедваридзе сразу мне и говорит
    -Володя, чувствую здесь среди афганцев половина душман.
    Мы стоим возле машины, пока он проводит митинг.



    Тут подходит афганец и зовет нас выпить чаю в чайхану к себе. Рядом метров в 5-6.
    Мы сначала отказывались, потом все таки пошли втроем я Гиа и Саша.
    Но Саня остался за дверьми стоять, нас охранять на всякий случай, и не зря. Остальные наши ребята остались стоять возле машин.
    Мы предупредили наших ребят.
    Зашли в чайхану, окинув взглядом всех присутствующих внутри, увидев человек шесть бородатых афганцев в чайхане я немного наклоняясь приложил правую руку к сердцу из уважения к присутствующим в ней.
    По их взгляду я понял, что нас не для этого сюда пригласили.
    - По-моему, мы попали в западню», сказал я Напедваридзе, но он уже и без моих слов это понял.
    Саша Тарханов стоял возле двери, но на улице.
    В чайхане было темновато.
    Сзади скрипнула дверь, ее закрывал крепкий здоровый бородач.
    Мы с Напедваридзе резко вскинули автоматы, направили на бородачей и на дверь. Такие злые взгляды у них, что глаза горят.
    Я на фарси сказал, чтобы никто не шевелился, а то продырявим головы, приказал быстро открыть дверь.
    Бородач который нас приглашал чаю попить тут же быстро открыл дверь, и мы вышли.
    Вышли мы и поняли, что такое гостеприимство за два года мы видим впервые.
    Было понятно, зачем они нас позвали.
    Нас шесть человек, трое здесь, трое возле машин.
    В плен хотели взять нас да Махбуба. И через границу.
    Асмар стоит почти на границе с Пакистаном. Недалеко лагерь Пешавар.
    Кончился митинг, мы начали собираться обратно.
    Лица у местных не столь радостные и довольные, больше злых и недоверчивых взглядов.
    Да их и не назовешь дехканами. Закончив митинг, Махбуб тоже это почувствовал и сказал, что толку мало.
    - Здесь много душманов, но если часто такие митинги проводить, и душманы поймут, для чего он приезжает.
    Мы ему про наш инцидент ничего не сказали.

    Едем обратно уже часов в шесть вечера.
    Солнце начинает садится за горы.
    Доезжаем до ущелья Шинкарак, до той самой воронки.
    Танки спустились вниз в русло.
    Наша БМП доехала до воронки, и вдруг со всех сторон выстрелы, сверху, с гор, засвистели пули.
    Махбуб спрыгнув внутрь БМП, закрыл люк.
    Я спрыгнул в башню.
    Начал искать с левой стороны прицелом цель, так как левому боку бмп пули били так что внутри бмп можно было оглохнуть.
    Нашел одного, второго, третьего.
    Этих уничтожил пулеметом.
    Но стрельба не прекращалась стреляли сверху, стрельба только усиливалась.
    В нашу сторону полетели трассеры из дома, что стоял вверх по ущелью метров за двести.
    Я туда, в окно, два снаряда вкатил, утихло.
    БМП поднялась в гору, уже проехали сухое русло реки.
    Сзади колесный ЗИЛ афганская машина, по ней сильно стреляют.
    Быстренько определил, откуда по ней стреляют. Ага, с левого борта, хорошо.
    Только я развернул башню, вдруг впереди метрах в двух-трех от бмп разорвался снаряд.
    Взрыв справа прямо в скале.
    Думаю: «Это из гранатомета, с левой стороны стреляет».
    Сам прицелом внизу ущелья с левой стороны место ищу, откуда он мог по нам стрелять.
    В это время Гиа проехал метров пять, снова остановился.
    Тут уже взрыв сзади. В скалу снова ударил.
    У меня за две секунды вся моя жизнь промелькнула перед глазами.
    Вспомнил и мать, и отца, и сестренку.
    Ведь через три-четыре дня предстояло ехать домой.
    Когда душман стрелял второй раз, я увидел его по вспышке и пыли, которая поднялась за его спиной.
    Тут же выстрелил с пушки осколочным.
    Он в это время заряжал третью гранату в гранатомет.
    Судьба распорядилась, видимо, так, что ему остаться в горах, а не нам.
    Опоздай я на несколько секунд... он как раз бы может и попал в БМП.
    В это время, когда я стрелял в душмана гранатометчика.
    Махбуб открыл люк и выскочил наружу, его сразу же подстрелили.
    Он даже не сумел пробежать ни вверх, ни вниз.
    Молодой грузин, фамилию, не могу вспомнить, хотел подхватить его.
    Но его ранило. Мы с Гией выскочили.
    Гию в руку выше локтя зацепило, в руку.
    Местность хорошо простреливаемая, душманы сверху в упор почти стреляют.
    Передаем по связи в батальон, что нас зажали в русле реки. Комбат Ертаев по связи говорит что бы все поднялись на вверх и по связи передали ему, куда прилетят первые снаряды артилерии. Первые два снаряда легли удачно. Мы передали что можно обработать в радиусе 200 метров и более. Мы рванули с ущелья пока не поздно.
    Ертаев мигом по связи скорректировал огонь Града и артилерии в ущелье Шинкорак.

    Вот так и погиб Махбуб Сангар. Тело его привезли в батальон.
    Наши ребята получили ранения и их на вертолете отправили отправили в госпиталь Джалалабада.
    На следущий день вызывает нас в штаб комбат Ертаев.
    Смотрим в штабе сидят какие-то люди.
    Представились что они корреспонденты «Комсомольской правды». Снегирев Владимир и второй что то буркнул под нос.
    Попросили нас рассказать как погиб Махбуб Сангари. Рассказали, как и что было.
    Позже дома, в Союзе, мне довелось найти эту газету со статьей за 26—27 сентября 1981 года.
    Очерк называется «Нет на границе тишины». В двух газетах по очерку.
    О нас советских солдатах, ни слова.
    Ну да ладно, дело не в этом.
    Дело в том, что жалко хорошего человека.
    На следущий день вечером приходил Валера Петряев с гитарой.

    На фото Петряев Валера




    На берегу реки ночью у БМП пели песни и записывали на кассету.
    Магнитофон двух кассетник Шарп взяли у парней советников.

    18 сентября 1981 года.

    Ночные выезды в ущелье Шинкорак в дозор слушали песни шакалов.
    Жутко.
    Ездили в н.п. Чаукай на мине подорвалась БМП №05 механик водитель погиб. Притащили на тросу БМП в батальон.
    Выезжали в н.п. Наранг там душманы напали на афганских содат.
    Мы приехали но поздно банда ушла в ущелье Ганджигал.
    Афганские установки Град 2 шт поработали вдогонку духам минут двадцать.

    21 сентября 1981 года.
    20 сентября выезжали в Баркандайское ущелье. БМП-ГРВ №02 Напедваридзе Г. №04 Тарханов А. Афганские солдаты человек 20 на бортовом ЗИЛу. В Баркандае афганцы откручивали з.части со сгоревших и подорванных ЗИЛов.

    22 сентября 1981 года.
    Выезжали в сторону Асмара. Душманы ночью минировали дорогу. Начиная, от ущелья Шинкорак и почти до Асмара саперы снимали мины. А мы на четырех БМП охраняли саперов. Обошлось без засад и выстрелов.

    25 сентября 1981 года.
    БМП №02 №04. Выезжали в сторону Джелалабада встречать колонну. Проехали километров 100. Встали, дождались технику и вместе вернулись в Асад-абад.

    Октябрь месяц 1981 года.

    2 октября в 6 утра всем подъем Танки БМП артиллеристы выехали в Ганджигальское ущелье.
    С Пакистана банда душман переходит границу.
    Подъехав в ущелье к кишлаку, духи по нам открыли огонь.
    Завязалсяся бой.
    Танки БМП начали обстреливать кишлак, прикрывая артиллеристов.
    Пока бойцы разворачивали свою артиллерию, настраивались. Начались залпы орудий. Все ущелье покрылось огнем, дымом, пылью.
    Часам к 12 закончили перепахивать снарядами ущелье.
    Раненых пострадавших нет. Вернулись на базу.

    11 октября 1981 года
    Ночью ездили на охрану дороги в сторону Джалалабада. БМП№02 Напетваридзе Г. №04 Машадов …№05 Решетников В. №06 Дубровский С.
    Проехали туда километров 60 вернулись обратно.

    15 октября 1981 года.
    Прилетел вертолет с Джалалабада. Прибыла нам замена человек 10.
    Молодое пополнение в батальон.

    17 октября 1981 года.
    Утро. Комбат капитан Ертаев Б построил возле штаба нас человек 10 дембелей с батальона. Механиков водителей БМП, операторов наводчиков БМП. Обратился к нам с просьбой. Мужики вы уже бойцы с опытом я хочу, чтобы вы научили, показали, подсказали молодым ребятам, которые к нам прибыли, все чему вы научились за 2 года службы. Ваш переданный опыт поможет молодым ребятам выжить и вернуться живыми домой. Да и мне с ними служить дальше. Сейчас поедем на вертолетную площадку, там постреляем по сопкам, покатаемся на БМП. А вы объясняйте, что да как надо делать механики-водители по своей части, операторы-наводчики по своей.

    28 октября 1981 года.
    10.00 утра. Построение дембелей у штаба. Кубатин В. Напетваридзе Г. Самокашвили Д. Тарханов А. Бекетов А.



    Вышел комбат капитан Ертаев.
    Поблагодарил за службу, пожал всем руки, обнял, попрощались. Повезли нас на вертолетную площадку. Вертолеты ждут нас.
    Ощущение радости непередаваемые были. Неужели все заканчивается. Вертолет набирает высоту. Смотрим в иллюминатор. Река Печь-дара. Река Кунар. Наша база. На берегу родные БМП №02. №04. Внизу у БМП остались друзья, машут руками провожая, Решетников Виталий. Дубровский Сергей. Машадов…
    Ребята возвращайтесь живыми домой.

    В начале ноября произошло еще одно неприятное событие. Душманы сбили вертолет МИ – 8 МТ вылетевшего с места расположения нашего артиллерийского гарнизона в Баркандае. Позже досталось и последовавшей за этим группе спасения.

    ДВА ГОДА
    Два года, вы поверьте срок большой
    Два года, что отдали мы отчизне
    Два года, что отдали мы с тобой
    Во имя чьей-то смерти нашей жизни
    Два года, прослужили мы не зря
    Два года, не видали мы России
    Два года, не видали мы тебя
    Наш край полей лесов и речек синих
    Два года, продолжалась здесь борьба
    Борьба за жизнь за существованье
    Два года, воевали мы не зря
    За мир и счастье маленьких провинций
    За то чтоб в мире не возник
    Огонь войны не смог воспламенится
    Отдали свои жизни за тебя
    Афганистан-край солнца гор и сопок
    И зарыдают наши матеря
    Вернись ко мне мой мальчик
    Но не вернется счастье к матерям
    Для них невозвратимая утрата
    Будь проклята Афганистан страна
    За то, что не вернула мне солдата
    За то, что наши парни здесь легли
    Отдали свои жизни молодые
    Держась за горсть чужой земли
    Вдали от матери, от милой от России.
    21.05.1980г. С.Н. Болотников.,

    Пройдут года, но многое из того, что мы пережили и увидели, не забудется. Навсегда останется в нашей памяти.


    Источник: Воспоминание о пережитом.
    Категория: Вспомним, ребята, мы Афганистан... | Добавил: kubatin (15.02.2012) | Автор: Владимир E-mail: kubatinkvs@yandex.ru | Телефоны: сот +79044778119
    Просмотров: 4833 | Рейтинг: 4.6/7
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    На сайте
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Сегодня сайт посетили пользователи:

    Новости сайта
    Поздравляем
    Klim(48), bakanov(57)
    Друзья сайта
    Российский Союз 
ветеранов Афганистана Украинский Союз 
ветеранов Афганистана (воинов-интернационалистов) ВОА Никто кроме нас Союз ветеранов 
войны в Афганистане 
Республики Молдова Портал ветеранов 
войны в Афганистане Республики Казахстан КОМИТЕТ ПО 
ДЕЛАМ ВОИНОВ - ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ при Совете глав правительств государств - участников Содружества Art Of War - Творчество ветеранов последних войн Art Of War - Военно-исторический литературный портал Вспомним, ребята... Салам бача. Союз ветеранов Афганистана. Общественная организация города Оби. Российский 
Союз ветеранов Афганистана. Свердловская областная организация. Автомат и гитара - стихи и песни о войне Военная песня Сайт Игоря Моисеенко
    Одноклассники
    Оцените сайт
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 492
    Александр Оськин © 2010-2017 Используются технологии uCoz